Я умираю не издав ни звука…

Я умираю не издав ни звука,
Ничком лежу в густой траве.
И понимаешь — вот какая штука,
Я не смогу вернуться к тебе.

Напою я землю своею кровью,
Последняя капля — капля свинца.
Грудь разорвало безразличной войною,
Какое дело войне до юнца?

Последний вздох, пора прощаться,
Как жаль что не смогу тебе я написать.
Как глупо и нелепо расставаться,
С последним вздохом буду твоё имя шептать.

Заплачет­ небо пресными слезами,
И гром вздохнёт раскатисто и громко.
Я лежу с открытыми глазами,
А мир живёт всё так же звонко.

Забился в окно мотылёк…

Забился в окно мотылёк,
Танцует свой безумный танец.
Он как и я сегодня одинок,
Мешает улететь оконный глянец.

Течёт слеза дождя и мотылёк промок,
Упал, забил бессильными крылами.
Ему я с осторожностью помог,
Есть солидарность между одинокими сердцами.

Он высох и взлетел приободрившись,
И вновь завёл безумный хоровод.
Взлетел под потолок, под дождик не решившись,
Безумный­ малый, одинокий обормот.

Но тут заметил он меня,
И понял что теперь не одинок.
Упал на пол, погибнув от огня,
Я лишь огонь в печи и сделать ничего не мог.

Мне снилось море…

Мне снилось море,
С синими глазами.
Мне снилось солнце,
Умытое слезами.

Я видел утро,
В последнее лето.
Я видел вечер,
И сполохи света.

Напослед­ок крик в ночь,
И прыжок в бесконечность.
Подв­ела меня вновь,
Моя злая беспечность.

Не нашёл ничего,
И искать я не буду.
Только ночь и прыжок-
К новым целям и чуду.

Ты сегодня красива и прекрасна

Ты сегодня красива и прекрасна,
Слышен цокот твоих каблуков.
О боже! Как красота твоя опасна!
Опасна без когтей и без клыков.

Движенья твои как у тигра легки.
Не заметил как ты к сердцу подкралась.
И хотя удары глаз твоих мягки,
Рать моя мгновенно сдалась.

Поднят белый флаг и я сдаюсь,
Ты берёшь меня в свой нежный плен.
Насмешек я о пораженье не боюсь,
Мы под защитой общих стен.

Огонь крепчает за спиной…

Огонь крепчает за спиной,
Простой огонь из преисподней.
Я слишком увлечен тобой,
И нет пути мне в рай господний.

Я слишком сильно привязался,
К тебе любимая моя.
Ты извини — не смог остаться,
Не смог прожить я без тебя.

Я пепел ноздрями вдохну,
И повернусь к огню лицом.
Навстречу аду я шагну,
Пусть будет он моим концом.

А ты не плач и не реви,
Мы всё решили как-то сразу.
Что мне с тобой не по пути,
Я понял услыхав ту фразу.

Та фраза что несчастным делает всегда,
Которая сжимает сердце в камень.
«Прости, я не люблю тебя»,
И вот — зажегся адский пламень.

Всё кончено, уже не изменить,
Того что было между нами.
Я лишь прошу меня простить,
Что в душу лез к тебе словами.

Жизнь идет

Жизнь идет и мы под ручку с нею.
То в отель завернем, то в бар.
То в кровать завалимся, то захмелеем.
Спешим за ней как на пожар.

Не остановишься, не обернешься,
Уйдет — не взглянет, да и зачем?
К тому что было не вернешься,
А то что будет — будет с кем?

Завалишь Жизнь в постель покрепче,
Прижмешься к ней — и хорошо,
Заснешь и знаешь что успеешь,
Бежать за ней, пока еще…

Я это…

Я-это не только я.
Я- это моя семья.
Я-это звезды далекие.
Я-это кроны деревьев высокие.
Я-это солнце за облаками.
Я-это кровь между врагами.
Я-это воздух горящий в огне.
Я-это яд застывший в вине.
Я-это тьма в разрушенном замке.
Я-это жар в подстреленном танке.
Я-это боль в моей голове.
Я-это вещь в себе…

Мне грустно

Мне грустно.
Пусть сегодня вера сгинет.
Мне грустно.
И пусть судьба что хочет, то отнимет.
Мне грустно.
Ложь и страх горят во мне.
Мне грустно.
Я топлю печаль в вине.
Мне грустно.
Я сегодня сам не свой.
В бутылке пусто.
Ночь, теперь я твой.

Настроение

Пускай я сегодня пьян,
Пусть хмурится кто-то подбровно.
Я не алкаш не смутьян,
Живу и живу себе ровно.

Я кутаюсь в воспоминания,
О том что прошло и что было.
И повторяю как заклинания,
Чтобы память не смыло.

Я помню что было плохо,
И просто прекрасно бывало.
Бывал и обычным лохом,
Сознание с катушек слетало.

Смешные юности годы,
Слетали в пьяном угаре.
Звенели гитарные коды,
На жизни последнем пожаре.

Сегодня всё просто и ясно,
Я двигаюсь к общей цели.
Туда где всё напрасно,
И рвутся земные цепи.

Посвящение Ирине

Посвящается моей жене Иринке.

Как долго мы уже с тобой,
И я все чаще замечаю,
Что стала ты такой родной,
Что я души в тебе не чаю.

И до сих пор, одним касаньем,
Твоей руки моей рукою,
Меня сбивает с ног желаньем,
До смерти быть с тобой одною.

И каждый раз твоя улыбка,
Как зверька хитрый промелькнувши,
Подобно блеску золотого слитка,
Мой разжигает взор потухший.

И нежность рвется из груди на долгие мгновенья,
И слов мне не найти чтоб передать,
Что я люблю тебя до умопомраченья,
И за тебя могу последнее отдать.